ВВЕРХ
Меню сайта
Форма входа
Приветствую Вас Гость
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 204
Главная » Путешествия » Берем курс на восток. Ноябрьские усадебные покатушки.

Берем курс на восток. Ноябрьские усадебные покатушки.

 

Нынешний осенний сезон в контексте его прогулочных вылазок, как то не очень задался в плане погодных составляющих. Везет нам в последнее время, как утопленникам.

В начале октября мы бродили под проливным дождем в Тарусе. В эти же многочисленные выходные долго и упорно выбирали подходящее время для однодневной вылазки и в результате умудрились вляпаться в самый дождливый и промозглый день, выдвинувшись на покорение очередных усадебных интересностей.

Методом проб и ошибок, то бишь поездок и разъездов в разные сезонные отрезки времени, в конце-концов, я пришла к выводу, что осматривать архитектурные, при этом особенно заброшенные и порой не слишком легкодоступные, объекты, лучше всего именно в межсезонье. Листвы на деревьях уже (или еще нет), а отсутствие сугробов не мешает опять-таки беспрепятственному подходу. Таким образом (при отсутствии других, как правило "человеческих" факторов), удается разглядеть вожделенный объект, так сказать во всей его красе и в мельчайших подробностях. Поэтому, как правило, приходится мириться и с большим минусом в виде минуса погодного, частенько сопровождающегося еще и промозглостью, слякотью, серостью и вытекающими из всего этого бессолнечными картинками.

Зато все по правилам великого классика. В унылой поре всегда можно найти свое очарование. Если чуть-чуть не лениться и вытаскивать себя из теплой и уютной норки, то и самый "ужасный" месяц года, ноябрь, покажется нам не таким уж страшным ).

Восточное направление нашего Подмосковья всегда как-то так очень осторожно мы старались обойти стороной. На славящееся своими вечными многочасовыми пробками Горьковское шоссе даже ни за какие коврижки, то бишь пряники покровские, нас было не заманить. В этот же раз мы в виду спада основного дачного потока, "все ж, ноябрь то стоял уж на дворе", решили рискнуть, и выдвинулись в окрестности городов, регулярно занимающих высшие рейтинги в яндекс-пробочных сводках. Без "красно-желтой" трассы, правда, все же не обошлось. На обратном пути мы дополнили стройные "пробочные" ряды возвращавшихся в Москву завсегдатаев этого направления.



Ну а путь к красотам был тернист, сложен и запутан…

Относительно спокойное в этот праздничный период, Носовихинское шоссе привело нас к первому объекту этого ноябрьского трипа.



Усадьба Троицкое-Кайнарджи, N055 43.574, E037 57.332 , вот с таким вот трудно выговариваемым для русского человека названием. Собственно и от самой-то усадьбы здесь сохранились по большому счету всего лишь две церкви. Троицкая и Воскресенская.

Место, тем не менее, довольно значимое в историческом плане. Изначально здешнее владение, еще в 17 веке принадлежало Голицыным. Но своего расцвета достигло именно в конце 18 столетия, когда перешло во владение к знаменитому русскому полководцу, фельдмаршалу П.А. Румянцеву-Задунайскому. И из скромной усадьбы превратилось в загородную роскошную по тем временам резиденцию.

Петр Александрович Румянцев вступил во владение этими землями в год своего триумфа, по случаю заключения победоносного Кучук-Кайнарджийского мира. И был-таки осыпан щедротами тогдашней императрицы Екатерины. Поэтому, такая "болгарская" ныне приставка в названии здесь не случайна. А победоносное окончание войны было отмечено в столице неслыханными гуляниями на Ходынском поле.

И вроде бы сама императрица, приезжавшая в Троицкое на торжества, переименовала его в «Кайнарджи».

"Во время Кайнарджийских празднеств императрица со всем двором приехала в Троицкое. Весь пышный кортеж разместился в роскошных шатрах. На открытом воздухе были расставлены столы для всех присутствующих, и троицкие старожилы еще долго указывали местность «Столы», где, по преданию, пировали гости Румянцева".

В память об этих празднованиях в соседней деревушке Фенино был поставлен в 1833 году бронзовый памятник Екатерине с надписью на пьедестале: «От Екатерины дана сему месту знаменитость, оглашающая навсегда заслуги графа Румянцева-Задунайского"



При Румянцеве здесь был отстроен огромный дом с многочисленными службами и оранжереями, был высажен роскошный сад, на речке Пехорке сооружен каскад прудов. Здешние окрестные названия Кагул, Браилов, Бендеры напоминали владельцу, а ныне и нам, о его громких победах над турками.

А "извилистая главная аллея парка, по преданию, в точности повторяла изгибы течения Дуная, на берегах которого русские солдаты под предводительством Румянцева громили турок".

Как я уже упомянула выше, до наших дней от всей этой роскоши практически ничего не осталось. Сам дом, когда-то стоящий на берегу пруда, был разграблен и разорен еще французами.

Но мимо желто-белой Троицкой церкви проехать сейчас трудно.



Шикарный образец Екатерининской архитектуры образца 1777 года был выстроен по проекту архитектора Бланка, с двумя башнями и массивным куполом, такое некое смешение барокко с уже наступающим классицизмом. Классические формы здесь очень изящны, легки и хрупки. Данный переходный стиль в наших московско-подмосковных пенатах встречается очень редко.

За церковью находится небольшой круглый мавзолей в тех же желто-белых тонах, в котором покоится граф С. П. Румянцев. Сын великого фельдмаршала, который был очень привязан к этим местам, еще при жизни выстроил склеп, куда намеревался перенести из Киева прах отца. Кроме самого Сергея Петровича, в мавзолее покоится его дочь Варвара с мужем князем П. А. Голицыным.



Рядом на небольшом погосте, могилы их родственников-Апраксиных и Голицыных.



Тут же неподалеку расположена и небольшая кладбищенская краснокирпичная Воскресенская церковь, появившаяся в 1867 году благодаря В.С. Мухановой, которая возвела ее на месте захоронения своего мужа, А. С. Муханова.





Сейчас через дорогу от церковного комплекса, внизу у речки Пехорки находится источник, активно используемый местным населением. Но нынешнее состояние бурлящих потоков этой речушки, удручающий специфический запах в округе и огромная гора-свалка, виднеющаяся на горизонте, как-то подвергают под сомнение чистоту здешних вод…

Напротив Троицкой церкви, предположительно на месте бывшего усадебного дома, с противоположной стороны дороги сейчас находится туберкулезный диспансер, за которым сохранились еще кое-какие остатки бывшего английского парка. Там же можно найти и руины бывшей насосной станции. Пробираться сквозь грязь и мусор вдоль берегов Пехорки уже не было никакого желания.

И мы продолжили свой путь дальше, в сторону трассы М-7, где неподалеку от выезда на нее на Леоновском шоссе находится еще одно интересное местечко, связанное с фамилией Голицыных и не только.



Это усадьба Пехра – Яковлевское, N055 47.600, E037 57.350, принадлежавшая роду Голицыных с 90-х годов 16 столетия по конец 20-х годов 19 века.



Здешний усадебный комплекс, особенно по сравнению с предыдущим соседом, довольно неплохо сохранился, и является довольно редким по цельности и оригинальности замысла в нашем Подмосковье. Ансамбль был возведен все на той же речке Пехорке, а ее главный усадебный дом, возведенный на краю обрыва, очень эффектно смотрелся когда-то с крутого берега реки. Вся планировка сложилась еще в 1760-х годах при генерал-поручике, и создателе первого московского «музеума» П.М. Голицыне и в дальнейшем, при перестройке усадьбы, осталась неизменной. При создании всего ансамбля засветились такие известные фамилии, как К. И. Бланк, Ф. П. Казне, А. А. Менелас. В состав усадебного комплекса входили особняк с двумя флигелями, церковь, театр и оранжерея. Перед домом же был разбит сад. С краткой историей усадьбы сейчас можно ознакомится во время прогулки по парку, в начале которого находится информационный стенд с выдержками из книги В.М. Балясникова.







Главный усадебный дом, выстроенный в стиле раннего классицизма, первоначально имел два этажа. Здание не раз перестраивалось. И подвергалось пожару. В период войны с французами имение сильно пострадало, но было довольно быстро восстановлено.

В 1817 году в эти усадебные края наведывалась императрица, Мария Федоровна. Добиралась сюда и великая княгиня, Елена Павловна. После Голицыных никто так долго имением не владел. Владельцы его сменялись один за другим, при этом передавая усадьбу новым хозяевам в надлежащем виде. Были среди них и князь И.А. Гагарин и А.Д. Нарышкина и князь Б.А. Лобанов-Ростоцкий. Перед революцией Пехра-Яковлевское принадлежало семье Роопов. А последним владельцем имения был генерал и сановник Христофор Христофорович Рооп.

В 1924 году главный корпус довольно сильно выгорел при пожаре, и впоследствии был восстановлен уже трехэтажным без учета прежних планировок и намека на восстановление художественных форм.



Декор здесь сейчас можно заметить лишь фрагментами.

Два примыкающих флигеля предположительно были построены в конце 18 века по проекту Ф.П.Казие. И напоминают нам отдаленно стиль ампир. Фасады оформлены тосканскими портиками. А соединяют их с домом изящные галереи-колоннады.



Всю эту группу строений дополняли еще два корпуса, в одном из которых находилась когда-то оранжерея, а в другом предположительно, театр.



Сооруженные в эпоху ампира, украшены они были белокаменными деталями. Оба знания были подвергнуты перепланировке, не раз перестраивались. В оранжерее были перестроены боковые крылья, в театре изменился уровень окон.



Шикарный и огромный парк, состоящий из нижней и верхней частей, был скомпонован на основе регулярной и пейзажной планировок. Наиболее старая часть парка, регулярная, созданная в 1760-х годах, прилегает к дому. Парковый фасад дворца открывается на несколько загубленную площадку с барочной лестницей, подымающейся к парку.



Из парковых скульптур уцелело немного. Лестницу по сей день охраняют известковые зверюшки, лев и сфинкс. В центре углубленной площадки когда-то был фонтан с мраморным амуром, разбрызгивающий струи воды.



Нижний же парк, высаженный на краю обрыва реки, сейчас пребывает явно в запущенном состоянии и от его былой роскоши не осталось и следа.

Ныне усадьба находится в ведении Российского Государственного Аграрного заочного университета.

А территория с обширным парком является неотъемлемой частью города Балашиха, местные жители которого с удовольствием прогуливаются в бывших Голицинских пенатах.



Несколько обособленно, напротив бывшего театра, находится церковь Спаса Нерукотворного, ныне Преображенская, постройки 1783 года. Круглая в плане постройка довольно оригинальна по архитектурному замыслу.



Есть предположение, что автором проекта был Василий Иванович Баженов. Несмотря на то, что официально строительство ее связано с именем Карла Ивановича Бланка.

В советские времена с 1933 года, храм был закрыт и некогда богатейшее внутреннее убранство, увы, не сохранилось. И только расположенная в здании церкви институтская библиотека спасла церковь от полного разрушения. В 1990 году храм был возвращен церкви, создана приходская община, а позднее, в 1996 году были проведены реставрационные работы. Купола покрыли медью, отреставрировали стены с лепниной, был воссоздан главный алтарь и боковые приделы с иконостасами.

Нас же возле храма встречало вот такое пушистое создание по имени Бантик ). Застав котейку за приемом трапезы, мы наблюдали, как "бедной киске" с не пролезающей в плошку с едой мордахой, приходилось вытаскивать себе кусочки лапкой ).



Далее путь наш лежит в еще одну бывшую усадьбу с похожим названием,

Пехра-Покровское, N055 50.000, E037 56.367.

От данного усадебного комплекса, в отличие от ее почти тезки, остался лишь храм Покрова Пресвятой Богородицы, выходящий сейчас на Щелковское шоссе.

В одноименном поселении когда-то находилась усадьба, принадлежавшая самому князю Александру Даниловичу Меншикову, который владел ей на протяжении 28 лет.

Церковь Покрова Пресвятой Богородицы была возведена в 1829 году Осипом Бове по уже опробованному им архитектурному проекту. «Изюминкой» композиции, как и в собственном имении архитектора, что в селе Архангельское, в Рузском районе, куда мы заезжали летом, также является световая купольная ротонда, окружённая в нижнем ярусе колоннадой.





Для сравнения, вот так выглядит Храм в честь Михаила Архангела в собственных пенатах архитектора.



К ротонде Покровского храма также примыкает трапезная. Внушительная колокольня выполнена двумя цилиндрическими ярусами. В настоящее время восстановленная во всей красе.



Сейчас храм, закрытый в 1930-х годах прошлого века, после реставрации в 1999 году возвращён верующим.

Ну а дальше нас поджидает одна из самых главных интересностей, шикарный усадебный комплекс в Гребнево, что на окраине небольшого подмосковного городка Фрязево.



N055 56.983, E038 4.834

При подъезде, даже в такую пасмурную и ненастную погоду, невозможно оторвать глаз от красоты, открывающейся взору.



Встречают нас две разные и по цвету и по планировке, но при этом совершенно замечательные и красивейшие церкви. На открытой площадке перед нами предстает снова редкий по архитектуре, зимний Никольский храм. Построен он был в 1823 году архитекторами Ольделли и Дерюгиным.

И "представляет собой редкий для той эпохи тип ярусного центрического храма «под звоном»"

Это значит, что сама церковь увенчивается колокольней.



А над колокольным ярусом, в аттиковом этаже, находится помещение для механизма башенных часов. Храм в этих краях смотрится очень торжественно и монументально. Окружает его, судя по всему, очень живописный, особенно в летнее время года, садик. На стене табличка, сохранившаяся еще с советских времен. До сих пор памятник охраняет министерство несуществующей страны.



Рядом, чуть в глубине парка, находится летняя церковь, во имя Гребневской иконы Божией Матери, по преданию поднесенной Дмитрию Донскому казаками после Куликовской битвы.



Храм тоже довольно необычный для наших краев. На куполе красуется навершие в виде фигуры архангела, держащего крест. Сам храм выполнен в виде ротонды и в плане крестообразный. Что не совсем присуще периоду классицизма. Построена она была в 1791 году крепостным архитектором Ветровым (или Иоганном Веттером по немецким корням).

Рядом сохранились надгробия нескольких старых захоронений.



Древний забор, отделяющий церкви от непосредственной усадебной территории, практически весь развалился, по уже протоптанной тропинке мы смогли пройти к усадьбе совершенно беспрепятственно.



От некогда регулярной и пейзажной части практически ничего не осталось. Сами аллеи и их пересечения едва угадываются. А английская часть превратилась в обычный лесопарк.

Выйдя на берег широкого большого пруда, перед нами предстала вот такая осенняя красота. Что-то притягивающее есть даже в этом сером хмуром пейзаже…





Удивительно красив и живописен противоположный берег. И можно себе представить, что творится здесь жарким летним деньком, когда к этим берегам съезжается все население порядком разросшегося и продолжающего разрастаться Фрязево.





Главный усадебный дом выглядывает из-за крон старых разлапистых яблонь, пытаясь скрыть свои разрушающиеся остатки за их разросшимися кронами. Сейчас, из-за отсутствия листвы, старые стены предстают перед нами во всем своем былом великолепии.

А ведь в пору своего расцвета усадьба могла соперничать с лучшими подмосковными имениями. "Сегодня же на всем лежит печать разрухи и уныния, будто свершилось здесь недоброе предсказание или колдовство"

История же этих мест уходит своими корнями аж в 16 век.



Первым владельцем в писцовых книгах того времени упоминается Богдан Яковлевич Бельский, оружничьий царя Ивана грозного. В смутные времена усадьбой владеют Воронцовы, еще до Бельских. А позднее владение переходит к князьям Трубецким. Первый из них, Дмитрий Тимофеевич, был сподвижником князя Пожарского, возглавившего первое русское правительство в 1612 году. Именно при нем на речке Любосеевке, примыкающей к селу и усадьбе, были проведены большие гидротехнические работы и сооружена плотина. Таким образом, появилась система так называемых "Барских прудов", включающая в себя водохранилище с живописными островками, красотой которого мы только что любовались. В 1760 году усадьба перешла во владение к княгине Екатерине Дмитриевне Голицыной, а затем к ее родственнице — княгине Анне Даниловне Трубецкой, которая была женой поэта Михаила Матвеевича Хераскова. В 1781 году владельцем ее становится Гаврила Ильич Бибиков. Именно при нем начинается обустройство комплекса, возводится главный дом и летняя Гребневская церковь.

А вот, что пишет в своих воспоминаниях его внучка, Раевская Е.Н.: " Дом там был огромный, каменный, окруженный большими садами, среди которых выкопаны были огромные пруды с несколькими на них островами, а на островах также разбиты сады и выстроены беседки... Когда приезжали гости из соседнего княжества или из Москвы, тогда запрягали линейки, ездили всем обществом по широким дорожкам сада, на пароме переправлялись на острова и в беседке чай пили... У дедушки в селе Гребневе был выстроен в саду театр со сценой, кулисами и всякими приспособленными к ним декорациями. Тут играл оркестр из крепостных музыкантов; давались балеты, где фигурировали крепостные же танцовщицы, для обучения которых выписывались учителя музыки и балетмейстер"

После смерти Гаврилы Ильича усадьба переходит к Анне Александровне Голицыной, муж которой, князь Сергей Михайлович Голицын, снова проводит здесь строительные работы. К 1830-м годам возводятся два флигеля, парадные въездные ворота, и зимний Никольский храм. Остатки именно этого усадебного облика мы сейчас можем наблюдать.

Главный дом, выстроенный в стиле классицизма, кирпичный, некогда был оштукатурен, в обработке фасада применялся белый камень.

Основной фасад украшен портиком коринфского ордена, соединен с двусветными павильонами, вместо привычных колоннад здесь крытые галереи.



Сейчас все это великолепие после нескольких пожаров и многочисленной смены владельцев находится, по сути, в руинированном состоянии, во внутрь можно заглянуть, старая кирпичная кладка выдержала все перипетии судьбы.



Когда то здесь находилась анфилада комнат с центральным двухсветным залом, отделанным искусственным мрамором и лепными украшениями. А в вестибюле располагалась парадная трехмаршевая мраморная лестница. Отчасти, в какой-то степени к гибели интерьеров причастны и сами Голицыны, продавшие в 1845 году усадьбу купцу Пантелееву, устроившему в ней купоросный и винокуренный заводы, что естественно привело к гибели всех красот.



Не в лучшем состоянии пребывают и два достаточно удаленных от дома и друг от друга флигеля.

Чувствуется, что один из них после совсем недавнего пожара.



Первоначально имевшие хозяйственное назначение, служившее хлебными амбарами и имеющие псевдоготический декор, после реконструкции 1819 года, при Голицыных, они были одеты в ампирный наряд и украсились пилястровыми портиками.

А после того, как усадьба после Пантелеева перешла во владение к купцам Кондрашовым, в них были устроены шелкоткацкие фабрики, которые сменила «фабрика мелкого барашка» по производству искусственного каракуля купцов Федотовых.



В один из флигелей можно зайти и даже подняться на второй этаж, правда, по лестнице, сохранившейся уже с советских времен.





С шаткого балкончика открываются сейчас вот такие виды.



Честно признаться, заходить бы на него не советовала, но чего не сделаешь ради фотоснимков.

Старый совковый паркет каким то образом даже уцелел местами.



И окно в …разруху…



Размах усадьбы, как я уже упоминала, был грандиозен. Не менее шикарны и помпезны были ее хозяйственные сооружения.



Архитектором Дерюгиным в 1823 году был выстроен конный двор, дополнивший постройки 18 века — каретный сарай и скотный двор. Обустроен он был тоже довольно интересно. В нем имелся манеж, показательные конюшни, каретные сараи и спальни конюхов с конторой. Именно в постройках хозяйственного двора сохранились элементы псевдоготики. Неплохо в этом плане сохранился каретник.



Возле стен которого нами был замечен "Падший ангел", которому пытались устроить в этом загадочном месте фотосессию…

Надо заметить, что по усадьбе мы в этот раз бродили далеко не в одиночестве. Место это, явно популярно среди любителей старины. И если в других подобных местах повстречать кого-то живого практически не реально, то здесь мы периодически сталкивались с входящими-выходящими, прям таки снующими туда-сюда из развалин людьми… Возможно, что такая популярность обусловлена еще и некой загадочностью и мистичностью этих мест. Ведь существует тесная связь членов масонского ордена Н.Н. Трубецкого, И. Шварца и М.М. Хераскова, являвшихся хозяевами здешних пенатов.



Ну а главная изюминка всего парадного двора, шикарные въездные ворота, выполненные в виде триумфальной арки. Построены они по образцу римских. Все эти тяжеловесные и монументальные формы арки с ее двумя боковыми проходами, и римско-дорическими колоннами сразу же настраивают на торжественный лад.



Частично уцелела и кирпичная ограда с руинированными, но тем не менее живописными, башенками.



По обе стороны от ворот на одной линии с оградой, сохранились еще два флигелечка.



Сами ворота сейчас закрыты, ну а вход на территорию осуществляется по всем нынешним правилам, через дырку в заборе.



Возле же самих ворот сейчас старая беседка, используемая под сарай, кучи какого-то барахла, и местный бобик, не преминувший нас облаять, когда мы, судя по всему, заступили на территорию его владений.



В одном из строений явно кто-то живет, вполне возможно, что охрана какая-то присутствует.



Так как странного вида мужичок шастает за всеми по пятам, видимо, в целях предотвращения вандализма…

Что же касается последних хозяев, перед революцией усадьбу приобрел известный московский врач Федор Александрович Гриневский, троюродный брат русского писателя Александра Степановича Грина. В связи с началом первой мировой, в 1913 году у усадьбы появляется новое назначение, Гринев устраивает здесь санаторий.

После революции, он само собой был национализирован. И превращен в санаторий им. Н. Семашко для туберкулезных больных. В военные годы санаторий принимал раненых. А позднее здесь разместился Щелковский техникум электронных приборов вместе с квартирами для преподавателей, и затем, подсобное хозяйство НПО "Платан".

До 1993 года весь комплекс был на балансе оборонного завода, и как не странно, содержался в очень приличном и надлежащем состоянии. Оказывал поддержку и местный музей, проводились даже экскурсии.

В 1960 годах Гребневская усадьба была объявлена памятником архитектуры республиканского значения. В ней проводилась реставрация. На территории располагался историко-культурный центр с выставочным и концертным залом, библиотекой и художественной школой. Проводились концерты и выставки. К 1991 году практически все было полностью восстановлено , а реставрация дворца близилась к завершению . Казалось бы вот, оно, счастье. НО! Якобы внезапный пожар, в один миг перечеркнул все труды и старания, разрушил планы и превратил эту по истине жемчужину нашего Подмосковья в эти, ныне всего лишь, доступные нам, руины…

Кроме того, усадьба после этого горела еще не раз. Последний сильный пожар случился в 2007 году, уничтожив всю кровлю на флигелях. Еще два пожара произошли совсем недавно, в июле 2013 года, огнём была практически полностью уничтожена кровля западного двухэтажного флигеля, кроме того, огонь затронул главное здание усадьбы, и одноэтажный флигель у триумфальных ворот. В 2009 были попытки начать реставрацию, но видимо деньги закончились быстрее, чем что-то успели сделать. А ведь сейчас собственником здесь является само министерство культуры, но видимо, у хозяина хватает денег только на корм собачке и оплату сторожа-смотрителя…



По сути, усадьба брошена на произвол судьбы, но мы оптимисты и всегда надеемся на лучшее!



 

Добавил: Julia (20.11.2014) Просмотров: 296
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]