ВВЕРХ
Меню сайта
Форма входа
Приветствую Вас Гость
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 203
Главная » Путешествия » «Все выше, выше и выше…». По следам легендарных «высоток»

«Все выше, выше и выше…». По следам легендарных «высоток»

В продолжение тем про гостиницу «Украина» и архитектора Олтаржевского
http://www.otzyv.ru/read.php?id=149135 я продолжаю свое повествование о сталинском периоде застройки Москвы и архитектуре того времени.
В этом рассказе речь пойдет еще о двух знаменитых высотках, жилых домах на Кудринской и Котельнической.
Экскурсии эти в рамках проекта «Выход в город» проводит замечательный экскурсовод Константин Гацунаев. Он закончил строительный институт, является кандидатом философских наук, закончил аспирантуру в МГУ, доцент кафедры истории и культурологии при строительном университете.
Конечно, это не полноценный гид в привычном понимании этого слова, но от этого не менее интересный рассказчик. Пожалуй, из всех гидов-экскурсоводов, которых удалось услышать на этом проекте, лично в нашем семейном рейтинге он пока лидирует. Мне удалось побывать на двух его экскурсиях, о которых я расскажу в этой статье.
В прошедшее октябрьское воскресенье мы выбрались к высотке на Кудринскую площадь, бывшую площадь Восстания. Именно на площади с таким названием большую часть времени просуществовало это многоквартирное элитное здание.






Дом был построен в 1954 году по проекту М. Посохина и А. Мдоянца.

Так как сам Михаил Посохин намеревался в дальнейшем поселиться здесь, то можно сказать, что и спроектировал жилье под себя любимого, просторное, удобное и функциональное.
В центральной башне 24 этажа, высота со шпилем составляет 156 метров. Боковые корпуса значительно ниже центрального и имеют по 18 этажей. Помещения башни на верхних этажах в настоящее время используются в качестве служебных, в основном — для размещения аппаратуры связи. Ведь под боком как-никак, «заклятые враги» американцы сидят.
В здании более 450 квартир.
Дом этот по праву носит название «дом авиаторов». Основную часть жильцов составляли летчики, космонавты, авиаконструкторы.




Весь комплекс здания представлял собой что-то типа мини-городка со своей инфраструктурой.
Первый и цокольный этаж занимали магазины, парикмахерская, почта, телефонная станция, ателье, сберкасса, химчистка, и кинотеатр «Пламя». Здесь в советское время находился не менее известный, чем Елисеевский, Гастроном №15 с богатейшим для тех дефицитных времен ассортиментом.
Цокольная часть здания отделана розовым гранитом, доставшимся нам в «наследство» от фашистской Германии. Дело в том, что сей камень предполагал использовать прогитлеровский архитектор Альберт Шпеер, после триумфальной победы нацисткой армии, в строительстве памятных знаков на завоеванной советской территории. И уже после победы Советских войск , заготовки этого камня оказались на территории восточной Германии. Этот камень был «экспроприирован» и перевезен в Москву, повторив путь завода Опель.
В подвалах здания находится комплекс подземных сооружений, которые стыкуются с бомбоубежищем, которое выходит далеко за пределы наземной части. Поговаривают, что однажды какой-то местный житель, заблудившись в подземных лабиринтах, в результате блужданий оказался перед путями метро недалеко от станции Краснопресненская.

Что касается места постройки этого здания.
Кудринская площадь существует с конца 18 века. Здесь когда-то давно находилось село Кудрино. В переводе с литовского означает – лес на болоте. Но более правдоподобно все же выглядит происхождение от слова КУДРА, КУДРЯ или фамилии Кудрин. После революции в 1919 году площадь была переименована в Восстания в память о общеизвестных революционных событиях.



А окружена она с разных сторон домами разных эпох, стилей и направлений.
С улицы Баррикадной к ней примыкает здание под №2. Это «Вдовий дом».

Здание было построено в 1775 году для помещика Глебова. А в 1803 здесь была устроена богадельня для вдов и сирот военных и чиновников. Во время войны с Наполеоном от пожара основная часть здания сильно пострадала. И уже позднее оно было перестроено по проекту знаменитого Жилярди. В детстве в этом доме жил писатель Куприн. А в советское время размещался институт усовершенствования врачей. В настоящее время бывший «Вдовий дом» занимает Российская Медицинская Академия последипломного образования.
Напротив, на противоположной стороне Садового кольца, усадьба Казакова 19 века, сейчас культурный центр имени Чайковского. В этом доме Петр Ильич снимал квартиру в 1872-73-х годах.

Так же стоит упомянуть, что именно эта «высотка» «засветилась» в съемках легендарного «оскароносного» советского фильма «Москва слезам не верит». И не смотря на путаницу, периодически возникающую в этом вопросе (ведь квартира настоящего профессора Тихомирова находилась в «Доме на Котельнической»), именно здесь две главные героини начали покорять столицу. Но открывали они дверь подъезда на Восстания, а оказывались в холле высотки на Котельнической.

Приятным и неожиданным бонусом к нашей экскурсии послужило посещение находящегося рядом не менее известного дома, и очень интересный рассказ об истории его строительства и жильцах.
Всего лишь в паре сотен метров от «высотки» находится объект культурного наследия, памятник конструктивизма, жилой дом-коммуна, построенный в 1930 году по проекту архитекторов М.Я.Гинсбурга и И.Ф. Милиниса для работников Народного комиссариата финансов СССР.
Думаю, что ни для кого не секрет, в каком состоянии сейчас пребывает здание.





Моисей Гинзбург писал, что жилище должно «точно и сдержанно удовлетворять разнообразным потребностям и запросам человека и, всемерно раскрепощая его, способствовать его производительной и творческой работе, бодрому и радостному досугу»
В проекте этого дома он попытался максимально осуществить свою идею.
Он был задуман, как образцовый проект, который впоследствии должен был стать основой для строительства социалистических городов.
«Архитектура дома соединяет социальные, технические и художественные факторы в органичное целое. Жилой корпус воплощает сформулированные Ле Корбюзье «пять принципов» современной архитектуры: это здание на опорах, с плоской эксплуатируемой кровлей, свободным планом, свободным фасадом и ленточными окнами. При этом для каждого решения Гинзбург выдвинул рациональное обоснование: так, большая часть первого этажа оставлена незастроенной, чтобы не нарушать целостности озелененного участка и чтобы не размещать квартиры на первом этаже, где каждый может заглянуть в окна.»
Проект предусматривал сооружение четырех корпусов, жилой корпус соединялся переходом с коммунальным, где находились кухня, столовая, спортивный зал, библиотека, клубные комнаты.
Рядом с основным зданием размещалась прачечная и гараж, отдельный корпус детского сада.

Внутреннее устройство жилого корпуса определялось программой «дома-коммуны переходного типа», сама архитектура которого должна была способствовать переходу жильцов на обобществленный быт. Вместо подъездов – два горизонтальных коридора, которые соединяли квартиры между собой. Широкие коридоры должны были стать местом общения жильцов, так же как и идущий вдоль нижнего коридора балкон и терраса на крыше. В двухъярусных квартирах комнаты были разной высоты.
Сами квартиры, которые Гинзбург называл «жилыми ячейками», делились на несколько типов.
Были 2-х ярусные ячейки с отдельной кухней, ванной, спальней и жилой комнатой. Такие квартиры были предназначены для семей, которые все же придерживались традиционного образа жизни.
А одинокие и молодые пары должны были заселяться в ячейки другого типа, где большая комната дополнялась только одной спальней и небольшим «кухонным элементом».
Предполагалось, что обитатели этих квартир будут питаться в основном в общей столовой, но все же, в конце коридора для них были оборудованы общие кухни, где можно было при желании готовить еду с большим размахом, чем на домашнем «кухонном элементе».
Кроме того, в павильоне на плоской крыше здания было устроено небольшое общежитие с комнатами на одного и двух человек. На каждые две комнаты приходилось по душевой кабине. И наконец, в последний момент на крыше появилась нестандартная квартира – ее спроектировал для своей семьи Николай Милютин. Площадь «пентхауза» наркома финансов составляла всего 53 м².
При строительстве комплекса стояла задача отказаться от использования дефицитного кирпича.
Несущие элементы были выполнены из железобетона, перекрытия и капитальные стены – из легких «бетонитовых камней». Перекрытия затем укреплялись слоем монолитного бетона. Для внутренних перегородок и покрытия полов применялись экспериментальные материалы с органическими заполнителями — фибролит и ксилолит, более легкие и теплые, чем обычный бетон.
Дом Наркомфина никогда не был бы построен, если бы не его заказчик – первый советский нарком финансов Николай Милютин. Из всех архитектурных группировок 20-30-х годов идеи Милютина были наиболее близки конструктивистам. Он подружился с Гинзбургом, и заказ на проект дома для сотрудников комиссариата финансов появился благодаря их дружбе.

Милютин верил в этот проект и смог добиться наиболее благоприятных условий для его осуществления в годы, когда строительных материалов очень остро не хватало. Он, занимавший всегда высокие посты в советском правительстве до конца жизни, всегда защищал идеи конструктивизма.
И именно благодаря его участию, дом Наркомфина стал не только архитектурным произведением, но и воплощением политических идей молодого советского государства, и естественно важным памятником в мировой истории, что недаром многие иностранные туристы «рвутся» взглянуть на это уникальное чудо советского прошлого.
Сейчас многие квартиры еще функционируют как жилые, и, не смотря на свой ужасный внешний вид, внутри дом еще довольно крепок. Правда, за все время своего существования, он ни разу не подвергался реставрации.

Возвращаясь к «нашим баранам», уже после экскурсии мы самостоятельно заглянули в один из подъездов дома на Кудринской.
И пока Лешка «заговаривал» консьержку, я успела сфотографировать кое-какие элементы холла и сохранившиеся двери деревянных лифтов.





А на следующий день с утра пораньше мы с подругой отправились по следующему адресу, в не менее знаменитый дом на Котельнической набережной.
Встреча с гидом состоялась в метро на станции Таганская, и, не смотря на жутко «мокрый» утренний понедельник, народу приехало предостаточно.
Сама экскурсия началась у нас сразу при выходе из метро. К «высотке» на Котельнической мы неспешно прошлись через район «Вшивой горки», через улицы Нижняя Радищевская и Яузская.

И добирались до основной нашей цели почти час, периодически останавливаясь послушать интересный рассказ об архитектурном облике Москвы в допетровскую и петровскую эпохи, в военные и послевоенные годы восстановления Москвы после наполеоновского пожарища.
Задержались мы на углу с Тетеринским переулком, где находится большой усадебный комплекс. Это усадьба Баташова, построенная по проекту Баженова в стиле классицизма. Хотя есть предположения, что к проектированию и строительству имел отношение и Казаков. Сохранились главное здание, флигеля, сад, церковь.



В 1798 году Иван Родинович Баташев, русский промышленник и благотворитель, купил участок на Таганском холме и решил построить здесь дом. Строительство велось на участке площадью в три гектара и представляло собой одно из крупнейших домовладений в тогдашней Москве. Главное здание соединялось с двумя флигелями, расположенными по бокам парадного двора, крытыми галереями. Оригинальное внутреннее убранство дворца сохранилось лишь частично. Чугунная ограда с парадными воротами, украшенными нишами, раковинами и фигурами львов, очень интересная...


Во время пожара войны 1812 года усадьба сильно пострадала. И затем была отремонтирована и перестроена. После смерти Баташова, владелицей стала его внучка Дарья, жена генерала Шепелева. В дальнейшем дом перешёл во владение дочери Шепелевых Анны и её супруга Льва Голицына. После смерти хозяев усадьба была продана московским властям, и в 1878 году здесь после переустройства, проведённого архитектором Мейнгардом, была открыта городская больница для чернорабочих. Это так называемая «Яузская» больница.
В 1920-х годах она была ведомственной для ГПУ, на территории усадьбы осуществлялись расстрелы и захоронения. Вроде бы здесь захоронено свыше тысячи человек. С начала 1930-х годов больница была базой хирургической и терапевтической клиник медицинских институтов, здесь работали известные профессора-медики. Сейчас в зданиях усадьбы расположена 23-я клиническая больница.

Ну а вот и наша цель.





Этот жилой дом в устье реки Яузы построен в 1952 году.
Авторами проекта являются два известных советских архитектора Д. Н. Чечулин и А. К. Ростковский.
В центральной башне 32 этажа, 26 из которых жилые. Высота 176 метров. Всего в здании 540 квартир. Но если сюда прибавить еще старый, 9-ти этажный корпус, выходящий на Яузу, который был построен в 1940 году и спроектирован теми же архитекторами, то количество квартир возрастет до семисот.
На первом этаже расположены магазины, кинотеатр «Иллюзион», сейчас закрытый на вечный ремонт, музей-квартира великой советской балерины, Галины Улановой, которая проживала в этом доме. Кроме нее стены эти помнят многих известных артистов. Михаила Жарова, Людмилу Зыкину, Марину Ладынину, Клару Лучко, Фаину Раневскую…Писателей Василия Аксенова, Константина Паустовского.
Жил в этом доме и известный советский композитор Никита Богословский, весельчак и любитель розыгрышей. Вот такая его шутка гуляла по Москве в кругах элитной интеллигенции: "В нашем доме в одной квартире девять лауреатов спят в одной постели. Кто это?" Народ терялся в догадках… "Пырьев с Ладыниной!" – изрекал довольный композитор.!» У них на двоих было действительно 9 государственных премий. А свою соседку, Фаину Раневскую всякий раз при встрече он приветствовал: «Привет, старуха!»
До самой смерти в высотке жил и ее непосредственный архитектор Дмитрий Чечулин. Он не сомневался, что ему дадут ордер в этом доме. Даже присмотрел несколько вариантов. Однако власть поступила с ним жестоко - Чечулин рассчитывал на просторную квартиру на последних этажах с панорамным видом на столицу. Но ему предложили квартиру на первом этаже. Да и по сей день в этом доме обитают не простые, а довольно известные личности.
Александр Ширвинд, Дмитрий Нагиев, Юрий Любимов… Все эти списки можно продолжать.
«Засветилось» это прекрасное здание и во многих фильмах, кроме уже упомянутого «Москва слезам не верит», так же в советском художественном фильме «Покровские ворота», во 2-й серии родители Маргариты живут именно в доме на Котельнической набережной. В телесериале про современных бандитов «Бригада», друзья дарят Саше Белому квартиру в этом доме. В первый же день на молодоженов совершают покушение с помощью растяжки с гранатой в подъезде. В фильме «Брат 2» в этом доме находится квартира Ирины Салтыковой.
Александ Ширвинд в своей книге вот так рассказывает про свое жилище: "Я обменялся сюда случайно лет сорок назад. Это микрогород, отданный когда-то Сталиным под заселение самым-самым... Сейчас картина с точки зрения личностной мощи, конечно, пожиже, но зато сегодняшние хозяева жизни скупают у испуганных потомков по нескольку квартир на этаже, соединяют в витиеватые архитектурные ансамбли и обитают в этих лабиринтах, боясь не отличить при реконструкции несущую стену от ненесущей. И вот бедные стены нашего дома несут на своих древних плечах груз ответственности за безнадзорность".

А московский рок-музыкант Гарик Сукачев упоминает высотку на Котельнической в одной из своих песен.:
«А когда отступит страх, на секунду, в миг короткий,
я как взмою на крылах над бульваром и высоткой.
И, над Яузой летя, звонко свистнув что есть мочи,
пронесусь дугой, шутя — в чёрной ночи, между прочим
…»

Здание это очень здорово вписалось в архитектурный облик всей Москвы и непосредственно прилегающего района. С Большого Устьинского моста открывается замечательная панорама - слева вид на Кремль, справа – шпиль и громада высотки. Отличный вид на нее открывается и со всех близлежащих набережных.
Уже после экскурсии мы заглянули в просторный холл центрального подъезда.


Разговорились с консьержкой на предмет посещения музея Галины Улановой. Экскурсия в этот музей есть в рамках проекта, но попасть на нее крайне сложно. Поэтому можно просто позвонить и записаться по телефону на определенное время самим по себе, но за денежку.


В отличие от дома на Восстания, здесь более просторный холл первого этажа, правда, лифты уже современные. Но над ними вот такие барельефы сохранились



Потолок украшает, как и в гостинице «Украина» не менее живописный плафон




Заглянули мы и во внутренний двор.


Где находится большой гаражный комплекс

Над которым детская площадка с полем для футбола и баскетбола. Прибывает все правда, не в лучшем виде.

Противная погода не дала изучить все более детально, поэтому сделав напоследок несколько фоток, мы поспешили к метро…


Следующая остановка- Университет!

Добавил: Julia (29.10.2012) Просмотров: 961
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]