ВВЕРХ
Меню сайта
Форма входа
Приветствую Вас Гость
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 204
Главная » Путешествия » По Селезневке и Самотеке к Лазарю Лисицкому.

По Селезневке и Самотеке к Лазарю Лисицкому.

На очередную экскурсию проекта «Выход в Город» я попала почти спонтанно. Просматривая намедни расписание на сайте, зачитывала дочери названия ближайших экскурсий, на которые была в тот момент запись. И при упоминании имени Лисицкого она меня на этот раз и тормознула. Что-то им на МАРХишных курсах когда-то рассказывали про этого неизвестного архитектора, ну а меня привлекла и заинтересовала в данный момент вот такая интересная фотография


С загадочными, прямо таки фантастическими штуковинами.
Так как экскурсия намечалась на воскресное утро, то недолго думая, я записала почти все наше семейство, вернее ее часть, уже пристрастившуюся к подобным прогулкам. Сын у нас по воскресеньям сейчас в трудах и учебе праведной, поэтому солнечным утром, что не могло не радовать, к 11-ти часам мы отправились на встречу с гидом к метро Новослободская.
Наш сегодняшний экскурсовод –Елена Ольшанская-«Журналист, искусствовед, член союза кинематографистов, автор статьи "Автограф Эль Лисицкого на карте Москвы". Председатель правления ТСЖ "Жургаз" в доме по адресу Москва, 1-й Самотечный переулок, 17А, постройка 1935 года, архитекторы-конструктивисты М.О.Барщ и Г.А.Зундблат.»
А так же жительница этого района, и ярый борец за сохранение архитектурных творений нашего города.

Официальное название сегодняшнего похода «Автограф Эль Лисицкого.» Хотя настоящее имя архитектора Лазарь Маркович, но во многих статьях, биографиях и рассказах принято упоминать его имя под лиричным и красивым псевдонимом ЭЛЬ.
Ну а по пути к его единственному произведению нас ждет еще немало интересностей, которых сохранилось предостаточно в этом старом уголке Москвы.
Путь наш начался по довольно известной москвичам улице и в тоже время ненавистной для автомобилистов из-за вечных будничных пробок, Селезневской.
Первый наш объект, здание Сущевской полицейской части, построенное архитектором Михаилом Быковским, с чьими творениями мы знакомились на той дождливо-снежной прогулке http://www.otzyv.ru/read.php?id=149493
Здание под №11, построено в начале 1850-х годов, и примечательно своей высокой пожарной каланчой, которая возвышается даже среди вековых деревьев. Сейчас здесь находится центральный музей МВД.

В те времена такого типа здания были рассредоточены по всей Москве, а сейчас такую каланчу можно встретить еще в Сокольниках. Здания эти одновременно выполняли правоохранительную и противопожарную задачу.
Основная постройка служила в основном задачам полицейским, а каланча — пожарным.

В те времена, когда с высоты каланчи была видна почти вся Москва, на вышке круглосуточно дежурил часовой, который внимательно осматривал окрестности и как только замечал дым — тут же дергал за веревку, привязанную к колоколу во дворе, чтобы звоном разбудить товарищей-пожарных, и вывешивал шары и флаги, по которым судили о месторасположении и силе пожара. Ночью вместо шаров вывешивались фонари.
Интересная и забавная история связана с этим местом.
«Как-то обер-полицмейстер Сущевской части Арапов разрешил своим приятелям из Петровского театра выбрать пожарных для участия в театральных постановках. В театре ставили «Хижину дяди Тома», и всех пожарных загримировали под негров и одели в полосатые куртки. И как раз во время представления брандмейстеру по фамилии Корыто, присматривавшему за подопечными, доставили записку о том, что на Никольской пылает пожар. Пожарные, как были в куртках и гриме, повскакивали с мест и бросились к обозам. На следующий день весь город говорил о скором конце света, припоминая чертей, которые в сверкающих касках мчались по улицам и дудели в трубы. После этого вышел приказ, запрещающий использовать пожарных в театральных постановках»
А еще первый штраф за незаконную парковку был выписан полицейским именно этой части. В 1911 году купец Николай Алексеев оставил свой автомобиль марки «Бенц» на дороге, перекрыв выход из храма. По окончании службы выходящие люди испытывали неудобства, за что околоточный надзиратель Дмитрий Быков наложил на нарушителя немалый штраф.
Здесь же в 1898 году по приказу обер-полицмейстера за номером 117 была организована первая в городе станция «Скорой помощи».
А еще в 1888 году штатом этой части был сожжен «неблагоприятный» труд Гиляровского «Трущобные люди».
В разные времена в этом здании содержалось много известных заключенных личностей.
Одним из которых был Владимир Маяковский.
Здание по соседству, под №13-доходный дом, построенный по проекту Щекотова в 1901 году.

Особенно примечательно он смотрится именно со двора.

Внутри которого рядышком расположился вот такой милый особнячок в стиле модерн с изящной оградой-решеткой.

Ну а самое популярное строение Селезневской улицы, это, конечно же, комплекс одноименных бань, которые знамениты пожалуй, не меньше Сандуновских.


Возникли они ещё в 18 веке. Дальняя от улицы часть бань более старая, построена в 1870-х годах. Фасадная часть возведена в 1888 году по проекту А. П. Попова. Она состоит из двух корпусов, у каждого имеется свой вход. Правый предназначался для простонародья, левый — для знатных посетителей.
А воду для них тогда брали из находящихся неподалеку Неглиненских прудов. Один из них сохранился и до наших дней, и находится напротив на противоположной стороне улицы. Сейчас этот пруд называется Селезневским. В уютный скверик, обрамляющий водоем, мы и перебрались.

На воде уже встал первый лед, красиво бликуя на ярком ноябрьском солнышке.

Группа наша тоже уже начинала ощущать первые признаки наступающей зимы. Поэтому, долго не задерживаясь, мы продолжили путь дальше, по 2-му Щемиловскому переулку

мы вышли на 1-ый Самотечный, где по соседству расположились два архитектурных памятника эпохи «конструктивизма» - жилой дом «ЖурГаз»-журнально-газетного объединения и бывшая типография журнала «Огонек», единственный архитектурный объект, построенный в Москве по проекту Эль Лисицкого, и собственно, основная цель нашего маршрута.


Ну а так как Елена, наш гид, жительница этого дома и председатель правления ТСЖ, то на этих правах, мы последовали за ней…..в подвал ее дома, дабы не мерзнуть на ветру, чуток согреться и послушать дальнейший рассказ в более комфортных, насколько это возможно, условиях!

Вот куда заносит народ вместе с «Выходом в город»!)))
Что касается этих двух строений, то судьба у них в данный момент еще не окончательно разрешена. Всем известная компания «ИНТЕКО» как-то вдруг решила возвести между двумя этими строениями скромненький небольшой домик, этажей так на 20—«Цать».. Ну подумаешь, что в центре и что место там еще поискать надо было, ничего, как-нибудь, да воткнется, а если не воткнется, то что-нибудь снесется. А снесется то, что помешает. Оказалось, помешал сначала именно «жургазовский» дом. Когда начали рыть подземный гараж, как раз он оказался на пути, почти под ковшом экскаватора. И уже чуть было не был снесен, если бы не инициативные группы и жильцы дома, которым удалось убедить тогда еще Лужкова в его архитектурной ценности. Лужков подпись в распоряжении о не снесении поставить успел, а засим был «отлучен от двора». А нынешний же мэр все еще не придумает, что делать с замороженным строительством. И до сих пор не ясно, что будет с новым или старым проектом, кто и как будет его достраивать или перестраивать.
«Жургазовский» же дом, вместе со своим типографским соседом находится в стадии выявленного объекта культурного наследия, но если статус действительно присвоят, то по новому законодательству, жильцам самим придется следить за его состоянием и поддерживать его внешний и внутренний вид. А если брать в расчет, что количество квартир в доме равняется 14-ти, то можно представить, в какую копеечку обойдется в нем проживание. В общем, у нас как в той поговорке, «хотели, как лучше, а вышло как всегда…». А ведь в этом доме, двумя этажами выше квартиры Елены, в 30-е годы пил кофе главный редактор «Огонька» Михаил Кольцов со своей гражданской женой Марией Остен и приемным сыном — немецким мальчиком Губертом Л'Осте. Сюда к нему в гости приходили Михаил Булгаков, Валентин Катаев, Ефим Зозуля, Михаил Зощенко, Сергей Эйзенштейн. Сам дом, кстати, под стать его посетителям: построен по проекту знаменитых архитекторов М. Барща, автора московского планетария, монумента покорителям космоса и Г. Зундблата.
Ну и, что касаемо Лисицкого и его единственного творения.
«Лазарь Маркович Лисицкий родился 22 ноября 1890 года в семье ремесленника-предпринимателя. Первые шаги в искусстве Лисицкий сделал в 1903 году под руководством витебского живописца Ю.М. Пэна. В 1909 году окончил реальное училище в Смоленске. Затем учился на архитектурном факультете Высшей политехнической школы в Дармштадте и в Рижском политехническом институте. После учебы работал в архитектурном бюро Великовского и Клейна в Москве.
В 1918 году Лисицкий становится одним из основателей «Култур-лиге» (лига культуры) – авангардного художественного и литературного объединения, ставившего своей целью создание нового еврейского национального искусства.
Примерно в это же время Лисицкий изобрел и развил собственный вариант трехмерных супрематических композиций, названных им «проуны» (проекты утверждения нового). В период с 1919 по 1920 годы он написал большое число живописных проунов, часть из которых была переведена в графическую форму. Папки с литографиями проунов затем были изданы в Москве в 1921 году и в Ганновере в 1923 году.
Проуны сыграли роль проектной стадии для создания дизайнерских разработок широкого диапазона: из проунов впоследствии выросли прославленные проекты «горизонтальных небоскребов», театральные макеты, декоративно-пространственные установки, проекты павильонов и выставочных интерьеров, новые принципы фотографии и фотомонтажа, плакатный, книжный, мебельный дизайн.
В начале Великой Отечественной войны он создал ряд антифашистских плакатов. Умер Лисицкий 30 декабря 1941 года в Москве от туберкулеза
»
Основные элементы архитектонических форм (масса, вес, материальность, пропорции, ритм, пространство и т.д.) прорабатывались Лисицким на плоскости в графических экспериментах-«Проунах» И вот, что он сам про них говорил – «Проун есть пересадочная станция по пути от живописи к архитектуре», «Суть проуна заключается в прохождении через этапы конкретного творчества, а не на исследованиях, выяснениях и популяризации жизни».

Как оказывается, Лисицкий очень известен и популярен в Европе. И многие его произведения и иллюстрации находятся в музеях современного искусства в Париже, Вене и других европейских городах. В центре «Помпиду» в Париже находится несколько его работ. В прошлом году мы с Лешкой, толком не зная ничего про Лисицкого, можно сказать, мельком зацепили на них взгляд.
А из проунов впоследствии выросли прославленные проекты "горизонтальных небоскребов" для Москвы. Фотография одного из которых у меня приведена в начале повествования. Восемь небоскребов должны были быть построены по периметру Бульварного кольца на пересечении с радиальными улицами. Эти здания в 10-15 этажей представляли собой распластанные параллелепипеды, установленные на вертикальные «столбы», в которых размещались лестничные клетки с лифтовыми шахтами. Один устой уходил под землю между линиями метрополитена и служил ему станцией, у двух других проектировались остановки трамвая. В отличие от существующих систем небоскребов в проекте «горизонтальное», что означало « полезное» четко отделялось от вертикального, значащего «опоры», что создавало «необходимую» обозримость всего интерьера учреждения. Каркас проектировался стальным, стекло должно было пропускать световые лучи и задерживать тепловые, а для перекрытий и перегородок предполагался тепло- и звукоизолирующий материал. Данный проект являлся первой попыткой создать в Москве целый ряд сооружений, выполненных в единой стилистике, которые смогли бы стать новыми доминатами в ансамбле города. Решение разместить высотные здания на Бульварном кольце было достаточно продуманным, ведь исторически Москва сложилась как город с явно выраженной радиально-кольцевой планировкой основных магистралей. В этом проекте Лазарь Лисицкий противопоставляет старой Москве с ее «атрофирующимися» частями, новую архитектуру, желая подчеркнуть существующий контраст и дать новый масштаб городу. Но проект этот не был осуществлен. При всем интересном замысле нового типа здания он был абстрагирован от конкретных проблем реконструкции Москвы. Лисицкий только противопоставил новую архитектуру старой застройке. «Критические места, требующие утилизации» были найдены им в старой, «средневековой» структуре Москвы и они не разрешали проблем изменения самой структуры города, которая не могла остаться прежней в процессе различных преобразований, совершаемых в ходе социалистической революции.
Но все-таки один проект художника-авангардиста и архитектора был реализован. Типография «Огонька» была построена в стиле конструктивизма в 1932 году. Здание, спроектированное как типография, в плане очень напоминает эскиз «горизонтального небоскрёба». Проект включал в себя два редакционных корпуса, печатный цех, гараж и трансформаторную подстанцию. Здание типографии было спроектировано в виде сложной композиции с использованием каркасных конструкций, на фасадах большие авангардные квадратные окна сочетаются с круглыми маленькими. До 1938 года оно принадлежало журналу «Огонек», а после ареста его главного редактора М. Е. Кольцова было передано в ведение НКВД. В настоящий момент принадлежит ФСБ. 13 октября 2008 года типография пострадала от пожара, с тех пор здание нуждается в срочном ремонте, и вроде бы на воротах даже висит табличка, что ведутся какие-то работы, но в действительности, все разрушается на глазах. Вопрос о внесении его в реестр объектов культурного наследия до сих пор в процессе. Но очень хочется надеяться, что благодаря одержимости таких людей, как Елена Ольшанская, единственное творение мастера – авангардиста все же удастся сберечь для потомков.
После интересного «подвального» рассказа, просмотра фотографий и чертежей, мы вышли на улицу, еще раз окинули взглядом дом «жургаза».

Обойдя вокруг дома, невольно подумалось и о своих собственных пенатах. Ведь дом наш чем-то смахивает на знаменитого брата, пусть и не совсем близнеца, но почти одногодку. В нашем доме, постройки 1936-года, конечно, не проживало столько знаменитых и известных людей, и квартир побольше будет, но все они, так же как и на Самотечном, разной метражности, и кухни так же по 8 метров, и лепнина сохранилась (если штукатурку отодрать). Да и при пристальном рассмотрении, тот же конструктивизм чистой воды, если еще восстановить к нему сбитые когда-то при капитальном ремонте балконы. Вполне возможно, что настанет время и попадет и наш дом в список наследия, только вот нужно ли это будет его жильцам?
Обошли мы со всех сторон и здание типографии, якобы пребывающей в стадии реставрации. Но даже по беглому взгляду на фотографии, становится ясно, что это совсем не так.


Заборчик, кстати, тоже с тех еще времен. Приятно, что сохранился. А последний вид из боковой подворотни даже каким-то ярким, живописным пятном выглядит на фоне всего этого безобразия.
Поэтому на этой оптимистической ноте я закругляюсь и хочу пожелать терпения всем тем людям, которым не безразлична судьба нашего города и которые мужественно ведут войну с многочисленными чиновничьими организациями, ставящими препоны в благих делах и начинаниях.

Добавил: Julia (13.11.2012) Просмотров: 921
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]