ВВЕРХ
Меню сайта
Форма входа
Приветствую Вас Гость
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 202
Главная » Путешествия » Москва Есенинская. Ноябрьская автобусная прогулка.

Москва Есенинская. Ноябрьская автобусная прогулка.

…Я люблю этот город вязевый,
Пусть обрюзг он и пусть одрях.
Золотая дремотная Азия
Опочила на куполах…


…Автобус катил по знакомым московским улочкам, за окном сквозь капли дождя мелькали знакомые дома, названия, улицы и переулки. На этот раз всем известный проект «Выход в город» поднимал нам настроение поездкой по любимым есенинским местам.
Знакомство с этим поэтом у меня состоялось еще в далеком, дошкольном детстве. Помнится, была у меня такая книженция, сборник стихов о родной природе. Многие стихотворения из этой книги учились мной к разным праздникам и семейным торжествам. Не все, конечно, я охотно и с радостью запоминала. А вот есенинскую «Березу» выучила легко, чем – то она меня тогда покорила, и в памяти с тех пор навсегда.

Белая береза
Под моим окном
Принакрылась снегом,
Точно серебром.

На пушистых ветках
Снежною каймой
Распустились кисти
Белой бахромой.

И стоит береза
В сонной тишине,
И горят снежинки
В золотом огне.

А заря, лениво
Обходя кругом,
обсыпает ветки
Новым серебром.


Позднее, более осознанное знакомство с творчеством поэта произошло уже в школе. На зачет по его творчеству я, шестнадцатилетняя, безбашенная, наполненная романтикой, девчонка, шла с большим удовольствием, что тогда случалось со мной не часто. Всем классом мы ездили на экскурсию в Константиново. Осенняя тогдашняя поездка оказалась очень интересной и запоминающейся. С тех пор, наверное, у меня и проснулась любовь к посещению различных усадеб именно в осеннее время года. Затем, уже всем семейством, с детьми, мы посетили есенинскую Родину. А сейчас я думаю, что стоит как-нибудь снова повторить поездку, уже со взрослыми детками.
Ну а потом были другие стихи, другие песни, другие времена и дела. А с приходом на нашу российскую сцену русского рока, есенинские стихи теперь сопровождают нас в песенных вариантах.
Совсем недавно мы наконец-то посмотрели сериал с Безруковым в роли Сергея Александровича, вышедший на экран в 2006 году, оставивший после себя длинный шлейф полемик и обсуждений. Конечно, эта телеверсия не претендует на биографическую истину в первой инстанции, что-то преувеличено, что-то недосказано или пересказано. Но в целом фильм посмотреть было интересно.
С появлением же в нашей жизни проекта «Выхода в город» я не смогла упустить возможности прокатиться по есенинским местам и еще раз вспомнить поэта.

Поход предполагался пешеходно – автобусный на целых пять часов. Встреча с гидом Ларисой Хашуш, и ее помощником, Александром Ластовцом состоялась на станции метро Серпуховская. Оттуда мы отправились сначала пешком к первым есенинским адресам.
В Стремянном переулке, напротив консульства Испании, под № 28 находится училище, в котором учился друг Есенина, Сардаровский. Для него поэт сочинял частушки.

Это бывшее коммерческое училище им. цесаревича Алексея Московского Общества распространения коммерческого образования. Здание построено архитектором Зеленко в 1902 году.
Следующий адрес, большой Строченовский переулок, в котором расположен сейчас музей Есенина.


Раньше в этом деревянном домике находился дом купца Крылова, и жил в самом начале приезда в столицу Сергей Есенин. Занимал он самую маленькую комнатку в тогдашнем общежитии.
Этот дом под № 24 по Большому Строченовскому переулку в Замоскворечье является единственным официальным адресом Есенина в Москве, где поэт жил и был прописан с 1911 по 1918 годы. А музей здесь открылся в 1995 году к столетнем юбилею. Вовнутрь мы не пошли. Но думаю, как-нибудь будет интересно посетить его отдельно.
В нем проводятся различные мероприятия для детей и взрослых, литературные вечера, есенинские чтения, конкурсы и фестивали.
А далее путь наш лежит на улицу Щипок.
Происхождение этого интересного названия улицы Замоскворечья до конца не выявлено. Вроде бы, здесь на таможенной заставе, щипали («щупали») торговцев, приезжавших в Москву с возами товаров
А согласно легенде 19 века, воспроизведенной архитектором Мартыновым «здесь был устроен вал, или цепь, за которою досматривались от Корчемной таможни во въезжавшие в город воза и свидетельствовались острым длинным железным прутом, или щупом — нет ли между сеном, соломой и другой поклажей, вина, то местность эта и названа Зацепою, то есть находящейся за названной нами цепью, а где была сторожка корчемного сторожа, стоявшего со щупом, то место это названо Щупком, переделанным в Щипок»
В доме №16 расположена после реконструкции гостиница, здание архитектора Антонова, постройки 1901 года.

А под № 18 сейчас находится современное офисное здание, с майоликой, слегка смахивающее на гостиницу «Метрополь».

Раньше же на этом месте стоял старейший дом на Щипке
А в угловом двухэтажном доме

располагалась мясная лавка и контора, в которой молодой поэт начинал свою трудовую деятельностью простым конторским служащим. Здесь его отец прослужил мясником 30 лет, к нему то и приехал сын Сергей в 1911 году.
Далее наш путь лежит в обратном направлении. Но невозможно не задержать свой взор еще на нескольких строениях.
В доме под № 6/8 находится богадельня Солодовникова. Строил ее архитектор Александр Степанович Каминский, автор первого здания Третьяковской галереи и Преображенского собора в Николо-Угрешском монастыре. Здание сейчас находится в ужасном, просто удручающем состоянии.

А по соседству, за забором разместилась бывшая Александровская больница московского купеческого общества, на основе которой уже в советское время был создан передовой во всей стране Институт хирургии им. Вишневского. И по сей день здание принадлежит институту, главный корпус которого выходит на Большую Серпуховскую улицу. Больница раньше обязательно имела свою церковь. Но, к сожалению, до наших дней она не сохранилась, видны лишь отголоски старой постройки.

А в следующем доме располагалось училище Московского купеческого общества

Напротив, под № 3 сохранился до наших дней вот такой милый деревянный домишко.

Обычный деревянный сельский домик 19-го века выжил в центре Москвы. Причем в советское время он даже являлся жилым. Сейчас вход дома от улицы огораживает забор, а само здание занимает какая-то организация.
Ну а мы движемся к уже ожидающему нас у метро автобусу. И загрузившись, продолжаем наше путешествие. Небольшая остановка на Пятницкой улице у здания типографии известного русского книгоиздателя И. Д. Сытина.
Название улицы связано с церковью Параскевы Пятницы, которая находилась раньше на этой улице на месте нынешнего входа в метро Новокузнецкая.
Типография же, была одна из крупнейших в Европе, построена по проекту знаменитого архитектора А. Э. Эрихсона и не менее знаменитого инженера В. Г. Шухова в 1903 году.
В 1913-1914 годах в здании печатали русских классиков, а в корректорской работал Сергей Есенин. Тут же он и начал печатать свои стихи, сначала ранние, о природе, которые писались под псевдонимом Аристон. В этот же период Есенин учится в университете имени Шанявского, ходит на лекции, и вместе со своим другом Белоусовым распространяет запретную литературу.
Наш дальнейший путь лежит в сторону Большой Никитской улицы. Проезжая по набережной, мы успеваем полюбоваться на Кремлевские стены и Васильевский спуск, а далее по Воздвиженке и Никитскому бульвару прибываем к зданию театра им. Маяковского. Здесь у нас довольно продолжительная вылазка с походом в близлежащую кафешку (по желанию страждущих).
Ну а на самой улице и ее переулках много разных интересных домов, а адреса некоторых из них в той или иной степени связаны с именем Сергея Есенина.
Итак, Никитская (которая Большая). В советские времена носила имя Герцена. Ну а историческое название сложилось очень просто. Дано оно по располагавшемуся раньше рядом с Большим Кисловским переулком Никитскому женскому монастырю.
Высадившись из автобуса, нашему взору предстают несколько интересных домов по четной стороне.

Дом №26, Доходный дом С. П. Пенкиной, был построен в 1906 году архитектором Нилусом Б.М. В основе нынешнего строения заложена городская усадьба П. А. Позднякова-Юсуповых еще 19 века.
По соседству-красавец-модерн.

Это дом С. Н. Батюшкова. Построен он в 1902 году, мастером модерна, архитектором С.Д. Кучинским.
Почти напротив, пожалуй, одно из самых известных зданий этой улицы, театр им. Маяковского. Всегда в любую погоду и в любое время года выделяется эдаким ярким красным пятном. Почему-то раньше здание театра у меня ассоциировалось только с пролетарскими спектаклями, которые по моему впечатлению и мнению, должны были играться на его сцене.


Раньше на этом месте располагался особняк Зарубиных — Стрешневых, в 1886 году он был перестроен архитектором Терским под театр, а отделкой фасада занимался не менее известный мастер модерна – Шехтель.

По направлению к Брюсову переулку, мы заглянули в замечательный храм Вознесения, который очень уютно и мило вписывается в разношерстную линейку домов. Упоминание о нем встречается аж с 1584 года. Нынешняя каменная постройка, хоть и переделывалась и надстраивалась, но сохранилась до наших времен с 1634 года.

Храм можно сказать, камерный, внутри отреставрированные росписи работы Глазунова. Посещать такие места «организованной толпой» лично нам не очень удобно и уютно, поэтому заглянув ненадолго, мы решили как-нибудь самостоятельно обязательно зайти в него.
Вот такая получилась ноябрьская зарисовка…

А в доме №15 размещался книжный магазин, «лавка имажинистов», где Есенин со своим другом Мариенгофом вели активную торговлю.
«Имажинизм (от фр. и англ. image — образ) — литературно-художественное течение, возникшее в России в первые послереволюционные годы на основе литературной практики футуризма.
Имажинизм был последней нашумевшей школой в русской поэзии XX века. Это направление было создано через два года после революции, но по всей своей содержательной направленности ничего общего с революцией не имело»


Лавка была открыта с разрешения самого Льва Каменева. Вначале имажинисты торговали в ней букинистической литературой, а затем стали продавать и собственные издания. Иногда друзья сами вставали за прилавок. Магазин был очень популярным, и, несмотря на голод и холод, число покупателей росло день ото дня.




Завернув в уютные дворики Брюсова переулка, мы зашли «навестить» еще один адрес, очень тесно связанный с Есениным. В одном из доходных домов находилась квартира Галины Артуровны Бениславской, сыгравшей не малую роль в судьбе поэта.
Вот это окно, второе сверху, той самой квартиры, где жила Галина и некоторый период времени Сергей Есенин.

Галина Бениславская – грузинка по матери, и француженка по отцу, воспитывалась сестрой матери Ниной Поликарповной Зубовой врачом по профессии, которая удочерила Галину, так как её родная мать была очень больным человеком. Муж ее, тоже врач, Артур Казимирович Бениславский стал приемным отцом Гали и дал ей свою фамилию.
В Москве Бениславская работала сначала в Чрезвычайной комиссии, у Николая Крыленко, а затем перебралась в газету «Беднота», где проработала до конца своей жизни. Галина часто посещала литературные вечера и выступления поэтов. На одном из таких вечеров 19 сентября 1920 года она впервые увидела Есенина и услышала его выступление. Вскоре состоялось их личное знакомство, она вошла в круг близких друзей поэта. Какое-то время Сергей жил у нее в квартире, причем было это и до и после отношений с Айседорой Дункан. Все это продолжалось до 1925 года, когда перед женитьбой на внучке Льва Толстого, Есенин порвал с ней все отношения. Бениславская тяжело переживала разрыв, лечилась от нервного расстройства, уезжала из Москвы. Не было её в городе и во время похорон Есенина. А в декабре 1926 года она покончила с собой на могиле Есенина на Ваганьковском кладбище, оставив записку: «3 декабря 1926 года. Самоубилась здесь, хотя и знаю, что после этого еще больше собак будут вешать на Есенина... Но и ему, и мне это все равно. В этой могиле для меня все самое дорогое...».
Похоронили ее рядом с Есениным, скромная могила на Ваганьковском кладбище находится прямо за памятником поэту.
Весь период своего знакомства с Есениным Бениславская активно занималась его литературными делами. Она по его поручениям вела переговоры с редакциями, заключала с ними договора на издания. Много внимания уделяла организации материальной стороны жизни Есенина. По воспоминаниям друзей поэта, в своих отношениях с ним, Галина претендовала на роль единственного друга. Но литературные советы, которые она нередко пыталась ему давать, он, как правило, просто игнорировал. Всё это тяготило Есенина, и в конечном итоге привело к разрыву с ней.
Позднее в своих воспоминаниях о Есенине, написанных в 1926 году, она пишет вот такие строки: «Он весь стихия, озорная, непокорная, безудержная стихия, не только в стихах, а в каждом движении, отражающем движение стиха. Гибкий, буйный, как ветер, о котором он говорит, да нет, что ветер, ветру бы у Есенина призанять удали. Где он, где его стихи и где его буйная удаль — разве можно отделить. Все это слилось в безудержную стремительность, и захватывают, пожалуй, не так стихи, как эта стихийность.
Думается, это порыв ветра такой с дождем, когда капли не падают на землю и они не могут и даже не успевают упасть.
Или это упавшие желтые осенние листья, которые нетерпеливой рукой треплет ветер, и они не могут остановиться и кружатся в водовороте.
Или это пламенем костра играет ветер и треплет и рвет его в лохмотья, и беспощадно треплет самые лохмотья.
Или это рожь перед бурей, когда под вихрем она уже не пригибается к земле, а вот-вот, кажется, сорвется с корня и понесется неведомо куда.
Нет. Это Есенин читает «Плюйся, ветер, охапками листьев…». Но это не ураган, безобразно сокрушающий деревья, дома и все, что попадается на пути. Нет. Это именно озорной, непокорный ветер, это стихия не ужасающая, а захватывающая. И в том, кто слушает, невольно просыпается та же стихия, и невольно хочется за ним повторять с той же удалью: «Я такой же, как ты, хулиган».


Возвращаясь к нашей Никитской и Брюсову переулку, хотелось бы обратить еще внимание на несколько интересных построек.



Вот такие старинные палаты Г. Арасланова XVII века в самом начале переулка, в доме под №1.
А напротив под № 2 находится усадебный комплекс Брюсов.

Брюсы были потомками шотландских королей, но с 1647 года жили в России. Был среди них и знаменитый сподвижник Петра — загадочный граф и генерал-аншеф Яков Вилимович Брюс, переводчик, астролог, физик, математик, дипломат — «русский Фауст», слывший колдуном и чернокнижником. А Яков Александрович Брюс служил московским генерал-губернатором с 1784 по 1786 год.

Ну а на противоположной стороне уже на Никитской, есть еще одно общеизвестное здание. Это Московская консерватория, дом Е. Р. Дашковой, подруги и сподвижницы будущей императрицы Екатерины II. Архитектором предположительно является Баженов.

Еще много и много всего интересного можно было бы рассказать про Никитскую улицу и ее переулки, но нам пора спешить дальше.
Следующий наш, вернее есенинский адрес, в районе улицы Петровка, неподалеку от Высокопетровского монастыря,



Тут, в Петровском переулке, в доме № 5, вместе со своим другом и соратником Анатолием Мариенгофом, Есенин снимал три комнаты в коммуналке. Жили они «одним домом, одними деньгами». «Оба были чистенькие, вымытые, наглаженные» и в сильные холода спали на одной кровати, чтобы согреться.


Далее путь наш лежит в сторону Пречистенки. Место это связано у Есенина с Айседорой Дункан. У белоснежного особняка Алексея Петровича Ермолова мы лишь только слегка притормозили. Автобус не смог осуществить там полноценную остановку. Ну а что касается этого места, то в своем рассказе о Пречистенке, http://www.otzyv.ru/read.php?id=148646 я более-менее подробно постаралась рассказать о зарождающихся взаимоотношениях поэта и танцовщицы. Вот цитата из моего тогдашнего повествования: «С еще одним, не менее популярным русским поэтом связана эта улица.
Осенью 1921 года в доме у своих знакомых, Айседора Дункан познакомилась с Сергеем Есениным. Глубокой ночью Есенин отправился провожать Айседору на Пречистенку. Их сопровождал переводчик. Они ехали на извозчике, время было позднее и извозчик уснул. А Айседора с Сергеем не заметили, что лошадь уже давно кружит вокруг церкви Святого Власия в Гагаринском переулке. Первым опомнился переводчик и разбудил извозчика - "Да ты что, венчаешь нас? Вокруг церкви, как вокруг аналоя, третий раз везешь!". Есенин расхохотался: "Повенчал! Повенчал!". Разговор перевели Айседоре. В ответ она улыбнулась. (Сцена эта очень хорошо воспроизведена в одноименном сериале, с Безруковым в роли Есенина). А жила она в доме №20, в особняке Алексей Петровича Ермолова, героя отечественной войны 1812 года, который проживал здесь в 19 столетии. В 20 веке тут поселился миллионер - чаепромышленник Алексей Ушков. Очень богатый, имевший свои плантации на Цейлоне. Женой его была балерина Большого театра Александра Балашова, для которой в особняке специально была оборудована комната со стенами, покрытыми зеркалами. После революции семья покинула Россию, а в 1921 году в этих стенах вновь зазвучала музыка благодаря легендарной Айседоре Дункан.»

Следующий адрес, последнее пристанище поэта – Ваганьковское кладбище, приютившее в своей земле многих талантливых и великих людей.

Когда-то в детстве я была здесь, приходили мы и на могилу Есенина. Но с тех пор прошло уже немало времени, и воспоминания у меня почти совсем не сохранились.
Данный памятник на могиле поэта уже третий. Кругом охапки цветов.

Вот уж, воистину народный поэт, к которому, наверное, никогда «не зарастет народная тропа»…
..Месяц умер,
Синеет в окошко рассвет.
Ах, ты, ночь!
Что ты, ночь, наковеркала!
Я в цилиндре стою.
Никого со мной нет.
Я один...
И — разбитое зеркало...


Истории его трагической кончины, обсуждения различных слухов и предположений о его гибели, я касаться не буду и обсуждать что-либо, наверное, не имеет смысла, так как на этом туманном деле до сих пор висит гриф секретности. Но лично мне, почему-то, не верится, что такой жизнелюбивый человек так рано решил остановить свою жизнь.
Официально Есенина нашли мёртвым в ленинградской гостинице «Англетер» 28 декабря 1925 года. Последнее его стихотворение — «До свиданья, друг мой, до свиданья…» — было написано в номере этой гостиницы кровью. Есенин жаловался друзьям, что у него не было чернил, и он вынужден был писать кровью…

До свиданья, друг мой, до свиданья.
Милый мой, ты у меня в груди.
Предназначенное расставанье
Обещает встречу впереди.

До свиданья, друг мой, без руки, без слова,
Не грусти и не печаль бровей,-
В этой жизни умирать не ново,
Но и жить, конечно, не новей.

Через год после смерти поэта здесь появилась еще одна скромная могила.

Тут похоронена, пожалуй, самая преданная его почитательница и возлюбленная, Галина Бениславская.

А еще неподалеку находится могила его второй жены, блистательной актрисы Театра Мейерхольда Зинаиды Райх, зверски убитой энкавэдэшниками в 1939 году.

На памятном камне также имеется надпись и про захоронение здесь же ее второго мужа, Всеволода Мейерхольда, хотя это не совсем так. Местозахоронение его тела до сих пор неизвестно.

Ну а завершается наша экскурсия на Сивцевом Вражке. Здесь еще один адрес поэта,квартира Есенина, где он жил со своей первой женой, Анной Романовной Изрядновой, с которой в 1914 году они вступили в гражданский брак. От этого союза у них родился сын Юрий, которого впоследствии воспитывала Зинаида Райх. В 1937 году он был расстрелян по ложному обвинению. В этой же квартире с октября 1938 по апрель 1939 года жила мать поэта Татьяна Федоровна Есенина. Сам Есенин неоднократно бывал здесь, и сжёг свои рукописи в сентябре 1925 года перед отъездом в Ленинград. Сейчас здесь расположен «Есенинский культурный центр», созданный в 1994 году. Его уникальность заключается в том, что создан он был благодаря энтузиазму одной семьи — Народного артиста России Сергея Никоненко и его супруги Екатерины Ворониной. Сергей Петрович нашел это помещение в жутких руинах. В квартире жили бомжи, пол был провален, в подвале вода стояла по колено, все рушилось! Все строительные и ремонтные дела легли на хрупкие плечи его жены. Екатерина Воронина, актриса кино, следила за всеми работами, решала все проблемы со строителями. Сейчас она официально является исполнительным директором Есенинского центра.
В центре - квартире воссоздана обстановка коммуналки того времени и трудами добровольцев собраны личные вещи поэта, его родственников и просто утварь того времени.


Здесь же хранится и его посмертная маска

А завершить свой небольшой рассказ о некоторых моментах очень короткой, но очень насыщенной жизни великого русского поэта я хочу приведенной ниже ссылкой. Монолог Хлопуши из поэмы «Пугачев» читает сам автор. Его завораживающий, «пробирающий» голос остался с нами навеки, как и все его произведения.

http://www.youtube.com/watch?v=vVqRnWOmUyQ


Сумасшедшая, бешеная кровавая муть!
Что ты? Смерть? Иль исцеленье калекам?
Проведите, проведите меня к нему,
Я хочу видеть этого человека.
Я три дня и три ночи искал ваш умёт,
Тучи с севера сыпались каменной грудой.
Слава ему! Пусть он даже не Петр,
Чернь его любит за буйство и удаль.
Я три дня и три ночи блуждал по тропам,
В солонце рыл глазами удачу,
Ветер волосы мои, как солому, трепал
И цепами дождя обмолачивал.
Но озлобленное сердце никогда не заблудится,
Эту голову с шеи сшибить нелегко.
Оренбургская заря красношерстной верблюдицей
Рассветное роняла мне в рот молоко.
И холодное корявое вымя сквозь тьму
Прижимал я, как хлеб, к истощенным векам.
Проведите, проведите меня к нему,
Я хочу видеть этого человека.



P.S. Наверное, может показаться, что данное повествование перенасыщено стихами и цитатами, но мне кажется, что писать про Есенина без этого просто невозможно.
Поэтому, под занавес, вот такое замечательное стихотворение, в музыкальном исполнении.
http://youtu.be/qgSTguxJ5yk

Я обманывать себя не стану,
Залегла забота в сердце мглистом.
Отчего прослыл я шарлатаном?
Отчего прослыл я скандалистом?

Не злодей я и не грабил лесом,
Не расстреливал несчастных по темницам.
Я всего лишь уличный повеса,
Улыбающийся встречным лицам.

Я московский озорной гуляка.
По всему тверскому околотку
В переулках каждая собака
Знает мою легкую походку.

Каждая задрипанная лошадь
Головой кивает мне навстречу.
Для зверей приятель я хороший,
Каждый стих мой душу зверя лечит.

Я хожу в цилиндре не для женщин -
В глупой страсти сердце жить не в силе,-
В нем удобней, грусть свою уменьшив,
Золото овса давать кобыле.

Средь людей я дружбы не имею,
Я иному покорился царству.
Каждому здесь кобелю на шею
Я готов отдать мой лучший галстук.

И теперь уж я болеть не стану.
Прояснилась омуть в сердце мглистом.
Оттого прослыл я шарлатаном,
Оттого прослыл я скандалистом.

Добавил: Julia (16.11.2012) Просмотров: 1386
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]